1. Главная
  2. Блог
  3. Счастье, мораль и инфляция нравственности в условиях пандемии

Счастье, мораль и инфляция нравственности в условиях пандемии

28 августа 2021
483

Мы живем почти два года в условиях ограниченного пространства жизни. Жизнь разделилась на до и после. После – это то, где мы сейчас. После – это то, какие мы сейчас. Мир меняется, меняемся мы.

Какие мы сейчас и какими мы будем в ближайшем будущем? Как сохранить себя, свои убеждения, отношения и не попасть в жернова инфляции нравственности? Как достичь счастья? Как не попасть на дорогу, выстеленную благими намерениями?

Ответы-рассуждения на эти вопросы, прогнозы на ближайшие времена - в этой статье.


Субботне-воскресное.

Это ранее ни разу не обещанная 10.2.2 Десять.Вторая.Вторая часть к собирающимся и планирующим переболеть Covid-19.

Зачем нам нужна наука, если можно просто переболеть Covid-19 и на том всё.

Здесь будет много предсказаний того, что будет в ближайшие времена. Пандемия – это часть формирующегося рисунка отношений между людьми.

2. Второй научный блок – уровень решабельности

Мы уже чуток увидели, как странно, но неумолимо, троичный код заменяет двоичный в обычной обыденной жизни.

10.2.2.1. Что такое квантовый бустер поверх бинарной, а если бог даст, то и троичной логики.

Мы уже знаем, что квантовый бустер может быть наложен на двоичный код и на троичный. И на троичный выгоднее, чем на двоичный, но двоичный разработан довольно хорошо (все наши нынешние компьютеры), а троичных компьютеров у нас пока нет. Но жизнь со своим троичным кодом, хоть убейся, заходит неумолимо в жизнь, и с этим ничего нельзя сделать.
Что мы знаем о квантовых расчетах? – Что мы можем легко посчитать любое состояние в пределе от ноля до единицы.

Что говорит бинарный компьютер – что есть «да» или единица, и есть «нет» или ноль.
Что говорит квантовый компьютер – что мы можем вычислить все состояния от ноля до единицы.

Что говорит троичная логика – что есть «да» или единица, что есть «нет» или ноль, и ещё есть «не знаю», или неопределенность.
Что говорит квантовый компьютер – что мы можем посчитать абсолютно все принимаемые значения: «да», «нет» и «не знаю».

А что будет, если мы квантовый бустер уровня решабельности наложим на троичную логику? – О! Это прямо ух, как круто!

Мы можем увидеть все значения в логике: «да», «нет», «не знаю».
Когда я говорю «да» или «нет» – я знаю, а когда я говорю «не знаю», то это и не «да», и не «нет».

Очччень хочется быть умным, жаль, что не всегда получается.
Вот эта дилемма решается глубиной квантовых расчетов.

Когда я могу посчитать меру «не знаю» – мне уже не надо стараться казаться умным.

То есть, дайте нам троичную логику и квантовые расчеты – и мы уймем Covid-19 – допустим, за квартал, а может и быстрее.

    1. Мы потенциальные вирусы сможем предсказать и детектировать по перспективе их возможного превращения в пандемию;

    2. Мы с почти безошибочной точностью сможем сказать, когда и какая пандемия нас ожидает. Мы её не сможем избежать полностью, но сможем пройти так легко, как никогда ранее в истории человечества. Мы будем заглядывать в ящик, пока кот там, не окажется живым.

    3. Мы навсегда сократим сроки разработки вакцин;

    4. Мы удешевим вакцину донельзя;

    5. Мы высчитаем не только динамику распространения, но и логику покрытия территорий, а ещё характер, скорость и силу волн;

    6. Мы сделаем вакцину для разных возрастов и полов (если надо будет), и даже ндивидуальную вакцину тоже (если надо будет);

    7. Наша способность работать с неопределённостями покажет нам то, где наши реальные слепые зоны, а где надуманные.

И это уже не за горами.
Нам бы день простоять, да ночь продержаться.

Повторюсь.
Святой Уильям Третий, в простонародье Билл Гейтс, сказал лет пять назад самую лучшую фразу: «Доживите».
Смысл в том, чтобы дожить до момента победы над раком, деменцией, гепатитом, диабетом, инсультом, инфарктом …

Перевожу с уильямского на русский: пожалуйста, профилактируйтесь, и пожалуйста, доживите. Всё будет норм.
Не у всех. Некоторые не доживут. Но у тех, кто доживут – у них у большинства будет норм.


10.2.2.2. Где мы сейчас.

Где мы сейчас?

    1. Сейчас у нас двоичные компы. Компьютеры, построенные на бинарной логике: «да» и «нет».

    2. Со стороны морали и нравственности с помощью квир сообществ к нам заходит троичная логика. Если что, то полов может более, чем два, и даже более 5.000 у грибов в живой природе, но люди по отношению к себе сейчас разрабатывают 54-58 разных гендерных историй, связанных с палитрами социального поведения. Условно говоря, будь хоть кем хочешь, никому до тебя и дела нет. Раньше выкаблучивались едой, потом одеждой, теперь взглядами. Возможно, что чуть позже начнут хорохориться добротой, а уже потом и умом.

    3. Мы находимся на пороге квантовых вычислений и квантовых компьютеров, но мы не можем сказать с точностью, когда они подешевеют и станут портативными более, чем наши нынешние на текущем двоичном коде. Оно может «да», а может «нет» или «не знаю».


10.2.2.3. Плавающая мораль. Зыбкая мораль. Инфляция нравственности.

Более высокие риски нам фонят из пункта номер 2 из того «Где мы сейчас». Квантовые компьютеры бы на них.
Треш, троллинг, агрессия, хейт, остракизм, буллинг – не канают. Ещё недолго на плечах мимикрии будет канать хайп.
Но, сука, этот падлючий растущий уровень жизни – он: а) выравнивает средний класс с нищими; б) утягивает вверх доли % богатых.

Реализованное преимущество – это право претендовать на особость.
Но рост благосостояния выравнивает всех до отсутствия уникальности.
То есть, реализованное преимущество не дает больше исключительности.

То есть, говоря иначе: Вы не обязаны определиться. Никому и ничем Вы не обязаны. Никому и ничего Вы не должны.
Вам можно быть сегодня здесь, а завтра там, сегодня с такими взглядами, а завтра уже с другими.
Вы сегодня активист углеродного следа, а завтра насмерть против зелёных.
Это вообще, как? Вы сегодня за Барсу, а завтра за Реал?

Вот, да. Вот мало того, что ни «да», ни «нет».
Так теперь Вам ещё разрешается: «не знаю».

Вы должны вакцинироваться? – Нет, но можете.
Будут те, кто будет отказываться вакцинироваться? – Ну, конечно.
Будут те, кому по работе надо, ну, или для себя, или для поездок – Ну, конечно.
И ещё будут те, кто пока ещё не определился, как ему вообще здесь относиться к происходящему.

То есть, сначала было зашквар быть «п@здаватым», потом стало не стыдно быть би, а теперь даже можно уже и не определяться.
Сегодня где мороженое дают? – У рыжих! – А, ну, так я рыжий. И всегда был. И у меня даже ирландские корни, где-то там далеко.

То есть, реакция на вакцинированных или не вакцинированных – будет зависеть в основном от того, какая сейчас на улице мода.
Мода на взгляды. Мода на убеждения. Мода на тредны отношений. Какой сегодня мейнстримный ветер концепций дует на улице?

Неопределенность больше не пугает. Неопределенность – это право подсуетиться по контексту происходящего.
1) Убеждения становятся лифтом; и 2) Смена убеждений не считается предательством.
Вот эти два условия – это прямой уход от бинарной логики: враги ≠ друзья.
Предать – это не предать, а это вовремя сориентироваться.

Людям становится выгодно быть хамелеонами убеждений.
Добро и зло слиплось, фиг разлижешь даже любовью.

И вот теперь, вопрос не в том: кто твои друзья, а в том: как надолго? Сколько Вам ещё вместе?
А можно дружить с врагами? – Можно. А это не коллаборационизм? – Нет. А как узнать? – По выгоде для тебя.
А можно калечить друзей? – Можно. А это не агрессия? – Нет. А как узнать? – Ну, Вы же калечили друзей ведь не со зла?

Вы же хотели, как лучше? Правда? Вы же не хотели ничего плохого? Вы же просто были злы и не смогли справиться с чувствами?
Вам обидели чувства? Вы захотели сатисфакции? Вам захотелось поквитаться, чтобы им неповадно было?
Ресентимент и месть оправданы? Чем? Традициями? Замыслом, казавшимся позитивным?

Стыд? – Не, не слышали. Совесть? – Не, не слышали. Честь? – А какие на неё сегодня котировки?
И вообще, отцепитесь от меня сейчас, я ещё не определился, потому что непонятно, что будет выгодно.

Вакцинироваться выгодно? – Тогда я за.
Вакцинация – это иллюминаты, рептилоиды и чипирование? – Тогда, я нет.
Слушайте, а можно я пока не буду определяться со своим отношением к Covid-19, и посижу, подожду, посмотрю.

То есть, с ростом разнообразия – один из побочных эффектов – это инфляция нравственности. Хотя, что ею теперь считать?

Нравственность стала одеждой, подбираемой по размеру и погоде на улице, ну, и ещё под эстетические текущие модные тенденции.
Какая сегодня там погода? Какой тренд? Какие убеждения теперь сегодня носят? Какая тема сегодня самая атуальная и горячая?

И поскольку мир становится триллионно-полярным, опереться можно только на упоротых, а выехать только на последовательных.
Только фанатики становятся предсказуемыми в реакциях, и только последовательные и настойчивые торят путь к новым высотам.

Всё остальное: собачка лает, ветер носит.
Мы в жопу ужаленные сайгаки Соломона Аша.

Но если во времена Соломона Аша идея конформности раскраивала на большинство даже заблуждающееся и маргинальное меньшинство, то есть, условно было только белое и черное. И не было понятно, кто на самом деле прав больше: большинство, часто ошибающееся, или меньшинство, экспертно чуть более удачливое в своих выборах альтернатив, то сейчас кино совсем в другую сторону. Сейчас все цвета радуги и их 32 и 64-ая тона перелива цвета, но и это ещё не финал – теперь можно быть неопределившимся и это норм.

Теперь можно подождать, чтобы уже с оттяжкой и гарантией примкнуть к кому-то, кто на этот текущий момент окажется чуть более прав, но и это не проблема, потому что, когда он окажется не прав, мы легко переметнёмся в другой лагерь прямо всем большинством, и это не будет считаться предательством. Переход из одного лагеря в другой – уже не предательство, а право на смену убеждений.

То есть, преимущество превосходства определяется не последовательностью и стойкостью, а степенью гибкости смены позиции.

- Это раньше надо было отвергать Covid-19 и стоять на этом до конца. Можно было утверждать, что Covid-19 не существует.
- Ок, ладно, Covid-19существует. Но это всё происки рептилоидов, бельведерского клуба, иллюминатов, мировой закулисы-кукловодов, мирового заговора, мирового правительства и вольных каменщиков, пользующихся всегда и везде полезными идиотами.

- Я не буду прививаться, я не баран какой-то в стаде. Там в прививке жидкий чип. Я не хочу чипироваться.
- Ладно-ладно, согласен я, для работы, для путешествий, … а куда денешься, семью же кормить надо.

- А надо мной не каплет. Я могу и подождать. А там уже определюсь потом.
- Пришло время определяться? А сколько уже провакцинировалось? А, ну, я тогда тоже.

Убеждения стали жидкими. Что нынче выгодно – то сегодня и в убеждениях. «Утром в газете, вечером в куплете».
Мейнстримы и тренды определяют наборы наиболее актуальных убеждений, которыми руководствуются в поведении.

Торговать таблом или телом – больше не круто.
Теперь круто торговать убеждениями, ценностями, взглядами и мнениями.
Если Вы можете повлиять на мнение других людей – Вы точняк можете монетизировать свои слова.

С момента первой монетизации своих слов – Вы теперь вынуждены будете отслеживать тренды.
Нетолерантные Вам не простят нетолерантность к тому, к чему сейчас выгодно быть толерантным.

И что тогда делать? – Ровно, как в браке или отношениях: сериальная моногамия. Это как поменять профессию 4-5 раз за жизнь.
Если Вы умный человек, последовательный, настойчивый, здравый (хоть немного), вполне себе желающий остальным добра – идите и продавайте то, что Вы хотите им всем продать в своём лице. Доброта продается только, как соус, но нужно мясо результатов.

Говоря иначе, доброта не продается даже с кулаками.
То есть, запихать никого в счастье за шиворот – не удастся.

Кровавая баня начинается с: Тебе же лучше потом будет. Ты мне потом ещё спасибо скажешь.
Кровавая баня продолжается с: А ты думаешь, мне легко? Испей эту чашу, как я когда-то тоже.

И что делать?
Гундеть.

На нужной ноте.

Всё, что делают люди – это квохчут.
Выквохчивают наружу раков отшельников.

Сможете вывести на вакцинацию двух человек – честь Вам и хвала.

Можете своим личным примером? – Браво. Можете словами? – Тоже браво.

Где ж тогда выгода? Куды бечь?
Вы гляньте только, как быстро меняются убеждения общественного мнения.

Победить в игре убеждений – можно только не участвуя в ней собой.

Продается только:

    1. Самоирония пройденного пути, как лайфхаки или работа над ошибками.

    2. Энергия заблуждения, если она подана, как квест или игра в исследование.

    3. Продажа: фокусировки, поддержки, контейнирования, алгоритмов, технологий.

    4. Тусовка, как отшелушивающий грохот (это машина такая). Пока это бесплатно в соцсетях.

Малюююююююсенький прогноз.
Умножение возможностей на неопределенность своих позиций – рождает жуткое пойло счастливости и успешности всех.
То есть, чтобы Вы ни делали, если Вы можете это продать – у Вас всё хорошо, пока Вы это можете.
Ваша гениальность ничего не решает при условиях возможности culture cancel.
Пока Вас могут отменить – у Вас нет своих для безопасности.
Когда у Вас появляются «они», пропадаете Вы.
Зеркала не отпускают отражениями.

А Вас на ноль последний раз умножали когда?
На ноль обычно умножают именно за убеждения.

Ах, если бы судили за поведение, а не за убеждения.
Но нет, судят за убеждения, а поведение не видно.

То есть, поведение булькает кому-то вовнутрь только под соусом убеждений. Вам не прощают убеждений.
И если Вы будете сторониться экстремумов и идти по срединному пути – Вам почти ничего не угрожает.

А Вы представляете, сколько бы было провакцинированных, если бы прививка Covid-19 вела бы к счастью.


10.2.2.4. Счастье процесса счастья.

«Не жалей о том, что сделал, если в этот момент был счастлив». Леонид Морозов
Вот-вот, ужас благих намерений в том, что по итогу они не делают человека счастливым.

Хотите счастья? – Так это путь рационализации фантазий.
Да-да, вымышленное становится интересней фактического.

Вам скоро вакцину будут предлагать вместе с фантазиями от её применения.
С лекарствами и/или концепциями-идеями будет точно такое же.
Если Вы ещё не кайфуете от идеи – то долой эту идею.
Лекарство обязательно должно быть сладким.
Что? Ваша вакцина не ведёт к счастью?

«Оставайся мальчик с нами, будешь нашим королем».
("В синем море, в белой пене..." (1984). Советский мультфильм)

Посмотрите этот мультфильм. 8 минут. Представьте, что Вы мальчик, а вокруг этого всё, что Вас ждет.

То, что Вас оставят без невинности – это 100%. Неискушенных не останется.
Но право каждый день быть девственным – этого у Вас никто не отберет.

Выжить среди сумасшедших смогут только сумасшедшие.
Ну, или мимикрирующие под них своим поведением.

Главное, чтобы Ваше поведение не таскало Вас по кюветам убеждений.
Вы думаете, что, быстро меняя убеждения, Вы достигаете выгоды?

А если Вы посмотрите финал мультика про говоряющую рыбу – Вы узнаете всё об информационной повестке в мире.
("Ух ты, говорящая рыба!" (1983) Советский мультфильм)

Хороший пиарщик всегда заморочит мозги любому зравомыслящему.
У фактов нет шансов против гегемонии прокламаций и пропаганды.
Вера не нуждается в доказательствах, вере достаточно надежды.

О чем это всё говорит? – О том, что путь выбираемых изменений будет сразу к счастью. А зачем размениваться на суррогаты?

То есть Вам, чтобы чего-то хотеть – не обязательно определяться с собой.
То есть, сначала захочу, а уже потом определюсь, кто я и зачем мне всё это.

Порог воплощения фантазий становится настолько низким, что только лишь желания – уже достаточно для его 99% исполнения.
Врагов больше нет. Все всем друзья. Голимое бонобо, обнимашки, интимная близость, поделиться едой и сексуальными партнёрами.

Нынче недостаточно сладкие – уже изгои и маргиналы. Ты, что не толерантен? – Фу, на тебя.
Да-да, мы общество нетолерантных к нетолерантным. Вот бы все были толерантными.

А можно не вакцинироваться? – Лично Вам можно всё, лишь бы Вы счастливы были.

А вот теперь, мы снова у врат того, что уже есть, и что нам улыбается или не улыбается.
Мы уже знаем, что более высокие риски нам фонят из пункта номер 2 из того «Где мы сейчас».
Эх, квантовые компьютеры бы им всем на голову, чтобы нравственность не была такой бл@дью от выгоды.

Почему нравственность плавает – потому, что одни преимущества сменяются другими.
Нравственность – позволяет стабилизировать выгоды положения.
Но достигнуть положения можно поправ её.

Но, если скулить можно, и выть на луну от ужаса эфемерности нравственности – ок, тогда будем искренними до каминг-аута.
То есть, если не хотите быть отменнными, Вы вынуждены будете обозначать своё присутствие в пространстве каминг-аутами.

Вам не простят безупречности, и Вам выгоднее будет, опережая хейтеров, признаваться в своих несовершенствах, упреждая их.
Искренность выставления напоказ своих уязвимостей – это какое-то время будет спасать Вас от культуры отмены culture cancel.

Вот поэтому, непонятно: будут ли как-то связаны квантовые вычисления с историей миграции морали и нравственности.
И поэтому, мы пока всё в той же точке: «Где мы сейчас», потому что невозможно предсказать то, что мы себе представить не можем.

То есть, квантовые вычисления нам не помогают в зоне, где: я не знаю того, чего я не знаю.
Но AI позволяет находить корреляции, которые потом можно проверять на каузации.
Это мы уже знаем, когда описываем обратные проходы пути развития науки.

Не мытарьте, не мучьте, можно мне не вакцинироваться? – Ну, конечно, можно, и на красный свет ходить тоже Вам можно.


10.2.2.5. Побег из агрессивности в счастье.

Итак, где мы сейчас:

    1. Двоичные компы, как ледоколы проторили путь квантовым, и возможно будут ещё и троичные. Поживем-увидим.

    2. Нас жутко размывает инфляция ценностей, морали, нравственности – инфляция – это резкий рост количества при падении ценности за единицу, в итоге получаем мигрирующие стада не до конца определившихся людей, которые легко меняют любые взгляды и определенности в зависимости от текущих общественных настроений и от внутреннего желания или мимолетного бздыка или заскока.

    3. Квантовые вычисления, как рост меры определённости, возможно, уравновешиваются мерой неопределённости взглядов людей.

Что это говорит нам с практической точки зрения: идею вакцинации будет намного-намного легче продавать, как и любые взгляды.
Мы получаем более высокую дискретную разрешающую способность дифференциации до отдельно каждого, и такой большой мутный фон общей интеграции до всех без исключения. Получается такая большая жижа с тонкими прожилками – чем-то похоже на мозг человека, где есть общая среда и огромная сеть синаптических путей, где все связаны со всеми посредством соседей и есть сгустки больших городов.
То есть, нам, чтобы и дальше интегрироваться друг в друга – нам нужно наращивать глубину проникновения за счет доверия.

То есть, идея вакцинация от Covid-19 – это такой экзамен на идею: мы вместе.
Вот и вопрос: а мы вместе? Нас что-то объединяет? Мы вместе куда-то и для чего-то?

А допустимо, что, когда нужно всем, а кто-то не хочет, его за это не остракируют, не выгоняют, не отменяют.
Вот этот вопрос толерантности к нетолерантным – это извечный вопрос, что на фоне агрессивных – воспитанные выглядят вяло.

Отсюда делаем вывод: умение/возможность влиять на поведение больших масс людей, фрагментируя их до особей – единственная основа/возможность/технологии для того, чтобы вести их туда, где их компетентности никогда не будет хватать для выбора лучшей альтернативы, и таким образом мы становимся на порог одной из форм фашизма, ибо никакое благое намерение ещё не гарантирует рая.

Надежда на лучшее, соединяясь с рационализированным выбором выгоды от выбора наилучшего решения, основанного на предыдущем позитивном опыте – будет рождать традиции и преемственности, но то, где тренд изменит свой ход на обратный – непонятно.
То есть, генетика, нарываясь на средовые факторы, будет обнажать эпигенетические возможности, но непонятно, в какой произвольный момент времени будет происходить мутация (излом тренда) и почему. То есть, глубина неопределённости только вырастет.
И ужас не в том, что я не могу определиться, а в том, становится не совсем понятно, в какую сторону дует ветер определённостей.

Мне определяться куда? А вдруг, я вывалюсь из времени? А если я стану неактуальным? А если я стану неадекватным?
А легкая сумасшедшинка уже приветствуется, или ещё нет? Какая мера сумасшедшинки модная в этом сезоне?
Да, кстати, а какие девиации уже вышли из моды и такое уже не носят? Можно мне списочек, пожалуйста.

И тогда получается, что сила убежденности будет ненадолго даровать надежду, что я прогну своей реальностью действительность.

То есть, сбившись в стаи – мы сможем создавать анклавы безопасности, но моих анклавов столько, сколько есть меня.
То есть, ощущение и состояние безопасности я буду ловить только там, где мои желания соприкоснутся с возможностями.

Я буду естественным образом льнуть туда, где нет агрессии. «Рыба ищет, где глубже, а человек, где лучше».

10.2.2.6. Чтобы чувствовать, не надо будет быть.

И то, в какой мере я буду сам нестандартным и инаким, в такой же почти мере я буду толерантен этому и в других людях?

То есть, делиться мы будем:

    А) не тем, что я тебя покалечу, как покалечили и меня тоже;
    Б) а тем, что ты прикольно непохожий на меня. Интересно.

Мы оттаиваем с криками страха. Странный такой способ. Да.
Но что поделать, если среди оттаивающих слышнее именно кричащих.

Меня будут заставлять быть толерантным модой на толерантность?
Или я сам, по своей воле и желанию от доброты оттаю к другим?

Это всё породит идею прочувствованного без сделанного. То есть, актерское мастерство вхождения в образ, чтобы испытать то, чем я не являюсь – станет самым ценным переживательным опытом: пережить себя другим, непонятным, неизвестным, прочувствовать себя. Я смогу быть каждый день кем угодно. Не создавая себе проблем делаемым, не заморачиваясь на регистрации внешних фактов, мне будет достаточно того, что я это пережил, прочувствовал, испытал. Мне хватит переживаемого опыта, без манифестации его другим.
То есть, аутизация и капсулирование – позволит окукливать состояние счастья до всего, уже имеющегося у человека.

Зачем достигать чего-то, чтобы что-то разлилось по венам?
Зачем размениваться на деятельность?

Я могу войти в образ и сразу почувствать себе тем, кем я хочу сегодня быть. Зачем мне навсегда им становиться?

Зачем мне деятельность, как посредник, чтобы я прочувствовал то, что хочу почувствовать.
Какой смысл во внешнем результате, если он всё равно получает итоговую репрезентацию в моих чувствах.

Опыт сделанного – имеет отражение в чувствах и памяти. Опыт пережитого (эмоциально и чувственно) – тоже там же.
Так зачем мне затрачивать себя на деятельность, если переживаемых чувств мне уже вполне достаточно.

То есть, везде, где я могу миновать деятельность и сразу чувствовать то, что я хочу чувствовать – я буду избегать деятельности.

Но и этого мало. Я буду искать всех тех, кто хочет со мной, или так же, как и я испытать то, что хочу испытать я.
То есть, я буду удваивать эффект, избегая/минуя деятельность, и учетверять эффект – союзом с теми, кто хочет того же, что и я.
Я доступаюсь к эффектам минуя результаты, и это удваивает эффекты, а если эти эффекты в союзе с кем-то – о, это вообще круто!

И поскольку норма вымывается, как некое бывшее «большое среднее», некое среднеарифметическое, некое медианное, то в приближающихся временах, любая и всякая п@здаватость будет считываться, как загадочность, особенность и оригинальность. Быть уродцем становится выгодно. Быть жертвой – становится бизнесом. Торговать обиженностью – это лучшая торговля шантажом и давлением последствиями. То есть, уникальность достигается не за счет высоты достигаемых результатов, а за счет приемлемой в этом сезоне глубины девиантности. Игра наперегонки в то, кто менее остальных совершенен – рождает культ уникальности девиаций, некий рейтинг.
То есть, нормальность становится ненормальной, особенно, если ты заранее сразу сам не объявил о всех своих уязвимостях.

Ходить демонстративной бедняжечкой и качать права направо и налево – это найти себе профессию и способ снискать славу.

Искренность не является маркером отсутствия заблуждений.
В иллюзии верят так же искренне, как в то, чего хотелось бы.

Именно поэтому, за намеренной выпячиваемой искренностью прячут запрос на поддержку.
И экстериоризация страдания за счет его опубличивания ненадолго делает боль глуше.

Когда человеку становится дело до самого себя – некоторое первое время из него реально пока течёт только боль и гной.
И если моя неидеальность перестает пугать меня, она перестает быть моим девизом или моим знаменем для улучшений меня.

Ну, да, я не лучший, ну, да, я не совершенен, ну, да, я не идеал, но это не говорит о том, что я не заслуживаю своего доверия.
Неужели меня не хватит на своё же внимание к самому себе и неосуждающее суждение, необвинительную оптику от ошибок.

В итоге, рационализация преимущества денег уступит рационализации преимущества признания и человечности.
То есть, человечным и богатым окажется быть выгоднее, чем просто богатым или просто человечным.


10.2.2.7. Люди лучше денег.

Обиженные «слабые», сгрудившись в кучу, поодиночке будут отлавливать «сильных», пока сильные тоже не собьются в стаи.
Потом наступит перемирие в виде соблюдения всеми общих правил, обеспечивающих безопасность всем участникам конфликта.

Но первое время, фашизм под знаменами необходимости торжества справедливости будет какое-то время пировать.
Ибо нет ничего страшнее, чем обиженный человек, ибо в поисках сатисфакции и ресентимента.
И ладно бы для себя лично, но группа обиженных – это уже спецназ жертв.

Обиженные меры и границ не знают.
Обиженность верит в свою безнаказанность.

Добро, наконец-то набросилось на зло, и жесткого его изнасиловало. Теперь все довольны, и добро, и изнасилованное зло.
Все выдохнули с облегчением. Теперь добро заботится о зле, а зло всячески любит зло, особенно после какой-нибудь взбучки.
Наконец-то наступил долгожданный мир. Добро поселилось вместе со злом, они как-то внутри себя ладят, главное, что нет войны.

Если добро победит зло – мы все умоемся кровью. Уж лучше пусть они себе там как-то ладят, живя вместе.
Есть две спирали – одна спираль к созиданию и высвобождению от обязательств.
Другая спираль – к обязыванию долгом, вине и жертвам.

То, что делает Вас тише, продуктивнее, автономнее и самостоятельнее – это всё то, что и делает Вас успешнее.

Люди стали ценнее денег, но романтики попранной справедливости пока этого ещё не поняли.
И даже репутация уже больше ничего не значит, потому её больше нет ни у кого вообще.

Под боем все. Без исключения. Солнцу тоже не прощают пятен. Фотошопить?
Включив станок репрессий к ошибкам прошлого, люди лишили себя будущего.

Простить – не значит согласиться.
Но если не простить – вражда не утихнет.

И это была традиционная схема.
Новая схема пошла ещё дальше.


10.2.2.8. Счастье в нон-стопе.

Счастье начало искать другую траекторию своей реализации.

    1. Суть в том, что «счастье» раскореллировалось с «победой», то есть, с чем-то, что наступает уже после беды. Счастье теперь уже не интересуется бедами. Счастью беды не антагонист, чтобы опираясь на беды, отталкиваясь от них, уходить к тому, чтобы хотя бы недолго пожить безбедно. И идея «не жили сыто, так и начинать не стоит» уже выглядит, как тупик выученной беспомощности.

    2. Суть в том, что «счастье» раскореллировалось с «победой», и больше не нужно побеждать кого-то, чтобы почувствовать счастье.

    3. Суть в том, что «счастье» перестало быть достигаемым, оно стало фоном и условием любой деятельности, которую Вы делаете. То есть, счастье стало не после того, как Вы достигнете, а сразу в процессе самого делания того, что дарует Вам счастье. Счастье из допаминовой области перебралось в окситоциновую и серотониновую область, и этим удвоилось. Раньше надо было ждать счастье на финале, и двоичная логика говорила, что ты или победишь и счастье будет, или проиграешь и счастья не будет, а теперь появляется троичная логика, которая говорит, что если то, что я делаю не делает меня счастливым в процессе, то я даже и делать начинать не буду.

    Иными словами, происходящее должно радовать уже в процессе делания, и терпеть до конца дела – нет никакого смысла.

Допаминовая модель – это когда Вы тревожность и предвкушение вкладываете в достигаемое, а на финале расслабление.
А нынешнее время – это когда никто даже заморачиваться не будет, ибо: а зачем, и если нет расслабленности сразу, то и не надо.

Если сам процесс не расслабленный, то какой смысл в него влипать? Чтобы рвать жилы? Ради чего? Ради кого?
Чтобы пристроить свою агрессивность? Чтобы израсходовать энергию тревожности?
Чтобы попытаться получить радость на финале? А в процессе?
Где радость процесса? Зачем терпеть боль?

Условно говоря:

    1. Старые времена: счастье было в конце. Надо было терпеть накакануне, чтобы на финале было 100% счастья. Это допамин. Это чистая достигаторская мотивация. Если ты достиг этого чего-то – тогда ты крутой. Если не достиг – тогда ты лох и лузер.

    2. Наступающие времена: если счастья нет в процессе – то и нафиг пошла она вся такая эта деятельность вместе взятая.

Счастья ждать уже не надо. Оно должно быть сразу в процессе делания, а иначе нет смысла длить эту и такую деятельность.
Да, ну нафиг она не нужна тогда такая, если нет счастья уже. Это чистый классический серотонин и окситоцин. И тогда, счастье в процессе – это 90% счастья, а счастье на финале – это плюс 10% счастья. И без 90% счастья от процесса – люди процесса не начинают.

Помните анекдот про «А Ваша Галя балованная», вот это ровно про эти будущие времена.

Для тех, кто не в теме по поводу Гали.

Поженили кума с кумой своих детей. Свадьбу отыграли. Но, как-то что-то не задается у молодых жизнь.
И вот, через месяц совместной жизни молодоженов, приходит кума к куме, держа за руку своего сына.
И прямо с порога заявляет куме: «А Ваша Галя балованная».
А кума ж отвечает: «А чего это моя Галя балованная?»
- А я Вам говорю, что Ваша Галя балованная!
- Да, чего ж это моя Галя балованная-то?
- А я Вам говорю, что Ваша Галя точно балованная!
- Так, кума, Вы говорите по делу, потому что моя Галя – не балованная.
- Тарас, а ну, иди сюда. … Снимай штаны.
Тарас: - Ну, мама …
- Я тебе говорю снимай штаны.
Тарас: - Ну, мама …
- Я тебе сказала, снимай штаны!
Тарас нехотя тянет с себя штаны вниз.
Кума всё это видит, всплескивает руками, и говорит: - Ого!
А мама Тараса ей отвечает: - Вот, и я говорю «ого», а Ваша Галя балованная.

Вот наша «Галя» наступающих времен, теперь уже такая балованная, что, если «скучно», «не интересно», «так не принято», «не модно» и «не круто» – они даже процесс начинать не будут. То есть, их купить на награду в конце, ради которой надо пока потерпеть – уже не получится. Условно говоря, зефирный тест (нам пока не важно этот тест корректен или псевдонаучен) – они просто не пройдут.

Откладывать наслаждение до финала действия – мало, кто теперь захочет. Все захотят удовольствия от самого процесса, а иначе в это нет смысла нырять.


10.2.2.9. Без труда теперь можно всё.

Главное условие любого достижения – это последовательность. Всё, под чем нет предыдущего процесса – просто чудо. Само.
Если работа по дожиманию вакцинации от Covid-19 продолжится и не увязнет – то случится чудо и пандемия остановится.

Так вот теперь, если процесс не организован и ему не созданы условия, и порог посильности высокий – то последовательности в достижении результата – просто не будет, а значит, что и результата у большинства тоже не будет, а будет серая масса «лишь бы не напрягаться». То есть, в цене будет только то, что сразу и уже, а по отношению к чему надо приложить прилежание – да, ну, нафиг!
Последовательность может быть поддержана только удобством и комфортом самого процесса, ибо 90% счастья в процессе.

Если Вы не сможете развеселить процесс достижения результата, то может и результата не быть. Такое вот кино.

То есть, нетолерантность к боли будет высочайшая, то и запрос на удовольствие от процесса – тоже высочайшее.
И при этом, будет жестокая нетолерантность к тому, чем, как и зачем люди жили и руководствовались в прошлом.

А у кого-то был рост без сопротивления снаружи и изнутри?
Теперь будет. Лишь бы был удобоваримым порог посильности.

Рост – это посильное развитие. Ближайшее.
Но есть ли развитие без деятельной устремленности?

Рост – это увеличение количества.
Развитие – это увеличение уже преодоленной сложности до уровня привычного.

То есть, не изменяя настоящее – люди будут ходить в прошлое, чтобы там его изменить, зная, что настоящее от этого не изменится.
Это чистое классическое переписывание истории в стиле эффекта квантовой системы. Корректировка прошлого.
И это будет продолжаться до тех пор, пока умным это уже всё не надоест наконец-то.
Далее, скорее всего, умные просто уймут агрессивных романтиков.

Социопатичность романтиков, их психопатичность, их сведение счетов с прошлым – будет остановлено не запретом на кару сейчас за те преступления, поступки и поведение прошлого, а банальной цифровизацией, то есть, фиксацией фактов поведения каждого и частой сменой мейнстримов, когда возвести на эшафот можно будет любого и каждого, ибо безгрешных нет, а безупречных и не существовало.
Когда файлится всё, а нравственность стала гибкой, а мораль мечется, и не может найти себе место – неуязвимых больше нет.

Всех несогласных надо зачморить. Что? Вы не согласны? – А романтики борьбы за попранную справедливость согласны!


10.2.2.10. Алгоритм победит агрессивность.

Идея о том, что борьба за попранную справедливость дарит неприкасаемость – эта надежда романтиков растает быстро.
Мир дифференцируется настолько, что даже будучи в большинстве – никакой неприкасаемости больше не будет.
То есть, сбившихся в стаи агрессивных обиженных и оскорбленных – остановят самые обычные алгоритмы.

Как только романтики нарвутся на точно такие же методы, какими пользуются и сами – террор справедливости остановится.
Проблема незрелых идей в том, что в борьбе за торжество попранной справедливости, как они её понимают – они не гнушаются террором, экстремизмом, буллингом, травлей. То есть, насаждаемая толерантность пользуется нетолерантностью к нетолерантности. Добро борется со злом на уничтожение зла, где отказ злу в праве на существование – объявляется идеалом справедливости для всех.
То есть, террор в борьбе за частное понимание справедливости – выгодной для себя справедливости – приводит к несправедливости. То есть, любое неравнодушие сразу же порождает несправедливость, неравенство и предвзятость. Но мы люди. Мы покроены, как неравнодушные люди, а значит, и несправедливые. Мы ищем равенства, а нам бы искать равноправия, и было бы дело.

Становясь на стезю избранности: нам можно, а им нет – остановиться в эскалации насилия уже невозможно.
Вам только кажется, что Вы контролируете ситуацию, пока не придут следующие ещё более дикие варвары.

В петле, в воронке, в спирали стези избранности – всегда лежит зерно масштабирующейся несправедливости.
Вам кажется, что Вы уникальны и неповторимы? Вам бы хотелось думать, что такие, как Вы на особом счету у бога?

Алгоритмы интегрирования Вас, вовлечения, инклюзивности – заставляют Вас быть, как все.
Алгоритмы дифференцирования Вас, вычленения – заставляют Вас быть, не как все.

Попробую объяснить: алгоритмы пишутся умными руками, по поручению умных голов, в соответствии с идеями мудрых душ.
Впрочем, не мудрых душ не бывает вообще. То есть, мода на человечность не закончится никогда. Были модными идеи феодализма? – Конечно. А пережили эти времена идеи человечности. Были модными идеи коммунизма? – Конечно. А пережили эти времена идеи человечности. Модны сейчас идеи квир-сообществ, феминизма, толерантности и новой этики – конечно, но останутся только идеи человечности. Станут скоро модными идеи про стариков, а потом идеи про детей – конечно, а останутся только идеи человечности. Мы популяция, мы вид, у нас нет народов или национальностей. Все идеи, которые так или иначе живут в нас, одни из них отвечают современности, а другие отвечают вечности. Вечными идеями являются только идеи человечности: хотя бы не убивать, хотя бы не калечить, хотя бы не травить, хотя бы не канселлить, хотя бы не остракировать, хотя бы не отменять. Ни один человек не может измениться мгновенно. Всё, что мгновенно – это чудо. Для всего, что не мгновенное чудо – это чудо последовательности, настойчивости и терпения.

Ну, не может человек измениться мгновенно. Ни по своей воле, ни по чужой. Осознать может, а закрепить изменения – нет.
Факт осознания – это мгновенное чудо. А процесс адаптации к тому, что стало осознанным фактом – для этого требуется время.

Но к чуду ведёт путь последовательного вложения себя во что-то, что в итоге накопившись и преображает человека изнутри.
Снаружи мы только квохчем, выквохчивая этого рака отшельника наружу, чтобы его жизнь в корне изменилась.

Нам выгодно не бесплатно помогать другим людям. Мы все этим и занимаемся. Это и называется бизнес.

Рассматривая логику рождения науки, мы увидели, что на каком-то этапе войны стимулировали рост и развитие промышленности и науки, а сами войны были средством разрешения накопившихся непримиримых противоречий: кто сильнее, тот и прав. А сейчас именно мир, сотрудничество, взаимодействие, торговля и надежные договоренности с предсказуемыми партнерами – это стимулирует рост.
То есть, английская модель торговли в настоящем моменте чуть-чуть превзошла французскую идею власти. Условно говоря, на данном этапе английские идеи превзошли французские. Это не значит, что бизнес стал или станет сильнее власти, нет, не станет. Никакие либертарианские идеи свободного рынка и тепличные идеи для взращивания предпринимательского склада мышления а-ля Айн Рэнд – в долгосрочной перспективе не превзойдут идей кодексов Наполеона. Мы зашли в то место нашей истории вида, где мир, сотрудничество и торговля являются драйверами роста, а не война или противостояние. Соблюдение договоренностей – их не навязать угрозой расправы.
Двоекратное добровольное «да» для обеих договаривающихся сторон. Это староверы России и протестанты Европы 19 века.

Бизнес не станет сильнее власти. Власть опирается на легитимацию обществом: терпимое согласие. А бизнес опирается на оплачиваемую обществом = удовлетворяемую бизнесом потребность. Условно говоря, к обществу подсоединены два откачивающих шланга: один шланг – это государство в виде налогов, а второй шланг – это бизнес в виде товаров и услуг. И с точки зрения общества, обществу оказывают услуги две артели: артель государства за налоги, и артель бизнеса за оплаты выгодных услуг и товаров.
Но бизнес не видит, что к нему тоже подсоединен шланг в виде налогов государству. Вот это желание сделать корпоративные налоги объективными и справедливыми больше ста лет назад в обществе родило принцип: никаких налогов без представительства.
Нет представительства = нет налогов.

Вот с этого момента власть согласилась с представительством общества и бизнеса, и вот с этого момента бизнес не может победить власть. Бизнес в принципе не может победить власть, если это не олигархат или не олигополия, или не чеболи, но и они не сильно будут влиять на общество, и далее всё больше и больше. Лоббировать свои интересы – да, а задавать тон и вектор развития общества – нет.

То есть, законы регулируют отношения: кто кому что должен, когда и сколько. Но прикол не в том, каковы законы, а прикол в том, какова культура, каковы традиции и …, и правоприменительная практика. И вот мы жили до эпохи социальных сетей и IT единорогов, и правоприменительная практика говорила нам, как себя вести, чтобы не попасть под закон. И случилось то, что теперь уже не открутишь назад, пришли единороги и соцсети и они ввели соглашения – и Вы их акцептуете всегда, когда они что-то там под себя изменяют.
Внимание: чтобы не попасть под бан или под полную отмену – Вы должны соблюдать правила этой системы.
Внимание: Вы ни с кем не договариваетесь. С Вами никто не договаривается. Вас ставят перед фактом.

Вы или соглашаетесь, или Вы не сообществом.
Вас не выгоняют, Вас просто не принимают без письменного согласия с правилами.

И Вы либо акцептуете своё согласие соблюдать правила системы, и тогда пользуетесь ею, или Вы не с ней. Всё очень просто.
И когда, и если система будет менять свои правила – с Вами снова никто не будет договариваться, Вас поставят перед фактом.

Вот мы и пришли к алгоритмам.
В государстве правоприменительная практика отражает то, как законы инсталлируются на общество.
В единороге или социальной системе – слежение за соблюдением правил производит обычный алгоритм.

Ничего личного. И поскольку мы социализированные приматы – мы очень быстро обучаемся соблюдать правила сообщества.
Алгоритмы – это описание и предписание того, как себя вести. У алгоритмов нет люфтов, максимум модерируемый арбитраж.

Повторимся. Внимание: алгоритмы пишутся умными руками, по поручению умных голов, в соответствии с идеями мудрых душ.
А вот соблюдение правил, отраженных в алгоритмах – ведут алгоритмы. А у алгоритма голова никогда не болит и спать он не хочет.

Есть лайт модель алгоритмов – это администраторы социальных сообществ. Присмотритесь к тому, как они работают.
Что делают модераторы? – Правильно, администрируют: выносят определения по поводу поведения тех или иных людей.
Но администраторы – это люди, а у людей плавающие от настроения ценности, и они квалифицируют поведение других из сейчас.

Чуть лучше настроение у администратора-модератора, и он отклонение от нормы правил трактует более лояльно и толерантно.
Чуть хуже сегодня настроение у администратора-модератора, и он отклонение от нормы трактует менее лояльно и толерантно.

С алгоритмами – всё строже, определеннее и четче. А главное однозначнее. Никаких полутонов. Или, или. Бинарный код.
Структура ценностей, заложенная в алгоритме – это максимизация итоговой выгоды владельцев соцсетей и единорогов.

    1. Вопрос: совпадают ли интересы владельцев соцсетей и единорогов с интересами общества и/или государства? – Не всегда.

    2. Вопрос: совпадают ли интересы общества и/или государства с интересами популяции? – Тоже очень не всегда.

    3. Вопрос: к чему готовиться? – К тому, что идеи будут мигрировать в сторону человечности.

Алгоритм победит агрессивность? – Да.
Хватит двух поколений, чтобы это закрепилось.
То, как стоит себя вести – об этом позаботятся алгоритмы.

Людей будут воспитывать алгоритмы, и сделают они это лучше других людей.
Алгоритм: а) не болеет; б) не устает; в) работает 24/7/365; г) не ошибается; д) улучшается.

    1. Есть законы – это жесткие факторы, читай лед.

    2. Есть правоприменительная практика – это мягкие факторы, читай вода.

    3. Есть алгоритмы – это обволакивающие факторы, атмосферные, читай пар или воздух.

Внимание: когда нужно воздуху – не выдерживают даже скалы.
Внимание: когда нужно воздуху – в океанах возникают течения.

Мы об условиях жизни судим по атмосфере. Нет условий = нет жизни.
Жизнь – это реакция на созданные или создавшиеся условия.
Лучше всего условия видны по присущей атмосфере.

Мы всем миром постепенно заходим в область жизни внутри алгоритмов. Не хотите? А, хотите, как староверы на схиму в лес?
Все нынешние алгоритмы принято называть эко-средами. То есть, если Вам не создали среду – Вы не пользуетесь алгоритмом.

Вот то, как люди распознаются по той ауре и той атмосфере, которая возникает, когда они приходят.
Вот точно также и алгоритмы будут распознаваться по той атмосфере, которую они создают, при взаимодействии с ними.

Алгоритмы – они не сами, они созданы людьми. Люди скроены из убеждений, ценностей, устремлённостей и предпочтений.
Алгоритмы отражают убеждения, ценности, устремления и предпочтения тех, кем эти алгоритмы и были созданы.

Чуть позже алгоритмы будут создавать AI, и это будет уже не человеческая логика, которая будет создавать алгоритмы для людей.

И если говорить о воздухе алгоритмов, в которых мы будем жить, то идеи – это и есть вектора движения воздушных масс.
Муссоны, пассаты, все океанические течения, все осадки, засухи и наводнения – это всё результат игр идей между собой.

Вот поэтому, идеи будут инсталлироваться или по добру, или никак вообще.
Конкуренция начнется в объеме и мере доброты, заключенной в алгоритме.

Добрая, твердая и провоцирующая к развитию атмосфера. Без претензий. Без предъяв. Без жалости. Без поблажек.
Атмосфера – это облако идей, которые по совокупности создают условия, рождающие алгоритмы.

Если идея не булькает теплом внутрь и не обволакивает добром снаружи – эти идеи не войдут в состав алгоритмов.

Конкуренция между алгоритмами будет в трех векторах: а) выгода владельцев; б) доброта алгоритма; в) выгода сообщества.
Чистая классическая трехпараметрическая модель. Три переменные и временный текущий консенсус-баланс между ними.
Консенсус будет образовываться от контекста, по контексту и для целей, диктуемых контекстом.

И что нас ждёт тогда?

    1. Мера влиятельности законов – будет снижаться, а мера влиятельности принципов и ценностей – будет расти.

    2. Мера влиятельности правоприменительной практики – будет снижаться, мера влиятельности подходов – будет расти.

    3. Мера влиятельности алгоритмов, созданных людьми – будет снижаться, мера влиятельности алгоритмов AI – будет расти.


10.2.2.11. Кого ещё здесь сделать счастливым?

Но вернёмся в счастье, ибо оно нам даст ориентир, где искать поведение тех, кто станут толпами и новой нормой большинства.
Счастье в состоянии дефицита – это выход из минуса хотя бы в ноль, или небольшой профицит. Выдохнул. Полегчало.
Счастье в состоянии профицита – это востребованность, оплаченность, отношения, нужность. А зачем терпеть-то?

То есть, в счастье можно приходить, минуя фазу лишений, чтобы на контрасте «у меня не было» – послаже испытать «теперь есть».

То есть, избыток источников позитивного подкрепления делает систему настолько устойчивой, что даже независимой вообще.
Не состояние решенной проблемы будет определять счастье, а состояние доброжелательного равнодушия ко всему происходящему

Парный танец становится краше одиночного, хотя некоторое время одиночные виды спорта ещё будут править бал достижений.

В дилемме: «команда звезд» или «звезда команда» – стрелка предпочтения смещается в сторону координации.
Греческая сборная выиграв Чемпионат Европы в 2004г. Вы хоть одного игрока из той команды по имени помните?

Вам удобно у нас работать? Вы испытываете счастье, работая у нас?
(это не шутка)

Когда: а) источников счастья много; б) счастье начинается прямо в начале любого процесса (а иначе процесс не живет); в) скоординированность и умение сотрудничать определяют в основном получится у Вас что-то или нет. То есть, спесь претензий будет ограничиваться умением ладить с инакими. Ни к кому больше не предъявишь претензий по поводу того, что он не такой, как надо.
Он себе такой, как надо, а то, что он для Вас не такой, как Вам бы хотелось бы, так переключитесь на другой источник счастья.

Не хочешь есть яблоко? Яблоко тебе не такое? – Ок, ешь грушу, или сливу, или персик, или нектарин, или виноград.
Тебе какая разница, откуда черпать фруктозу. Ты же за сахаром пришел, чтобы жизнь стала слаже и радостнее?
Это изобилие источников счастья похоже на all inclusive – всё включено, но ассортимент кухни конечен.

Хочешь что-то особенное? – Ок, заплати деньгами.
Хочешь что-то, что никто не делает? – Ок, заплати собой.

Никто не знает: когда Вам хорошо, насколько Вам хорошо и от чего Вам хорошо.
Вам придется потрудиться озвучить это, а для этого вначале надо будет определиться.
И никто Вам не обязан догадываться, о чем Вы там думаете, о чем мечтаете и чего хотите.

И даже тогда, когда Вам что-то понадобится и Вы будете знать, чего Вы хотите и Вы уже определитесь с тем, что Вам нужно – то даже и в этом случае Вы сможете: а) купить стандартное самое простое и доступное решение; б) за деньги адаптировать некое общее решение под себя лично; в) расчехлиться по времени и вниманию, и вложиться собой в то, что Вы хотите создать именно лично для себя.

Вам придется в любом случае погрузиться в это – в эти Семь вопросов:

    1. Вы знаете, уже, что такое Covid-19 и что он несёт всем людям на Земле и лично Вам?

    2. Что для Вас Covid-19, как он повлиял на Вас? Как изменился стиль Вашей жизни? Как изменилось Ваше отношение к людям?

    3. Сделали ли Вы прививку, и главное почему? Кто или что натолкнуло Вас на мысль начать этот процесс?

    4. Вы не сделали прививку? Чтобы что потом? Какое будущее Вы предрекаете себе своим выбором?

    5. Эта конкретная прививки лживая? Сделать прививку Вас попросили не так учтиво, как Вы ожидали? Вас не уважают, да?

    6. Как Вы поступите теперь, когда и если через некоторое время снова возникнет пандемия, да ещё похлеще этой нынешней?

    7. Стоило ли объявлять локдаун, или пусть бы поумирали люди? Или отменённые операции и психоз убили ещё больше людей?

Отвечая для на эти семь вопросов – обратите внимание на то, что это мозаичное панно будет состоять из множества разнородных и разнообразных мнений – Вы их собрали из облака информационного поля, которым Вы были окутаны. Как интересно, что – что не только Вы формировали свою среду, но и Ваша среда формировала Вас, и непонятно, кто кого больше подталкивал к поведению.

Вы жили в бинарной логике: делать прививку «да», или не делать «нет». До квантовых компов мы ещё не дожили и резко снизить неопределенность в вероятностных вопросах мы пока не можем. Ладно. Не страшно. Но у Вас есть логика триад. Вы можете ответить: «пока не знаю», «буду делать, но выбираю время», «в целом отношусь позитивно, но мне пока сильно не горит». То есть, совокупность ответов на семь вопросов дадут Вам достаточное представление о том, что нужно Вам и касается только Вас, а не чьи-то досужие мнения.
И смотря на тех, чьим мнением Вы дорожите – выключите звук и посмотрите, что эти люди делают. Поведение не врёт.

И не бойтесь менять лагерь. Вас никто не осудит ни в «за», ни в «против». Вы вольны иметь троичную логику даже в «не знаю».

Вот это перемещение между диаметральными взглядами – это и есть область решения квантовых компьютеров: между «да» и «нет».

Будете ли Вы истово защищать своё мировоззрение? – Конечно, да.
Будете ли Вы бороться за свою правоту? – Конечно, да.
Будете ли Вы бороться за своё понимание справедливости? – Конечно, да.
Будете ли Вы бороться за свою правду? – Конечно, да.
Прольете ли Вы чужую кровь за свою боль? – Вот это и есть главный вопрос.

Как Вы считаете на сейчас: нужно делать прививку или нет?
Вы так считаете на сейчас и даст бог, это Вас убережет.

Мы заходим в область словесных алгоритмов, мы в них давно живем, некоторые из них мы называем убеждениями.
Что делает Вас убежденным, что, например, Вы уникальный и неповторимый, на особом счету у бога и Вам 101% повезет?

Вам не простят нечеловечных методов, даже если у Вас и великие гуманистические идеи.
Мы не можем заставить сотрудничать, но мы можем предложить сотрудничать.
Люди приходят за счастьем, а остаются на созданной атмосфере.

Алгоритмы в итоге окажутся намного сильнее в воспитании людей, чем законы и правприменительная практика.
И хватит всего двух поколений людей, воспитанных алгоритмами, чтобы началась конкуренция за людей между алгоритмами.

Вы хотите узнать, куда Вас ведут? – Посмотрите на то, каким становится человек от всех этих идей.

    1. Если человек становится агрессивнее к другим людям – то эти идеи не выживут в долгосрочной перспективе.

    2. Если человек становится добрее от идей, не жертвеннее, не наивнее, если его мир становится тверже и сложнее – это правильные идеи. Правильные идеи делают человека тише, глубже, осознаннее, а мир вокруг него сложнее и многограннее, и …, и добрее.

Атмосфера важнее содержания.
А содержание важнее формы.
Форма диктует атмосферу.


Хотите выйти на новый уровень взаимодействия с деньгами и понять, как добиваться лучших результатов в бизнесе?
Подпишитесь на рассылку новостей проекта "Владимир Любаров. Психология успеха" и Вы будете первыми в курсе новостей.

Рекомендуемые статьи