1. Главная
  2. Блог
  3. История про то, как Covid-19 не убил человека. Часть 7

История про то, как Covid-19 не убил человека. Часть 7

23 октября 2021
352

Снова локдаун и особые полномочия глав регионов. Снова жёсткие ограничения на неопределённый срок. Бизнес снова задохнётся. И люди снова задохнутся.

Но особо рьяные прививаться не спешат. Они убеждены в своей правоте и безнаказанности. Но наказание приходит . Пусть не к ним, а к их близким, знакомым и незнакомым. Но всё равно они считают себя правыми.

Детский сад какой-то. Вселенского масштаба.

Это ранее ни разу не обещанная 7. Седьмая часть к собирающимся и планирующим переболеть Covid-19.

Давайте, глянем, как мы двигались внутри всей этой катавасии.

Как развивалась ситуация. Мы столкнулись с доселе неизвестным вирусом. Мы не знали: ни что это, ни как это, ни с чем его едят.
Что мы сделали? – Мы включили: дистанцирование, маски, санитайзеры, перчатки. Это помогло? – Нет. В итоге оказалось, что вирус не живет на поверхностях, санитайзеры не решают проблем, маски не сильно защищают, но хоть как-то, а дистанцирование – да.

Что оказалось – что самый прямой путь заражения лежит на пути обычного непроветриваемого помещения.

Внимание: не кондиционированного, а именно не проветриваемого, то есть, без прямого притока воздуха снаружи.

Перевод с научного на русский: концентрация вирусных частиц на кубометр воздуха.

Что есть сейчас. Сейчас есть вакцина и статистика показывает: А) что люди привитые не заболевают в более 90% случаев. Б) Заражение после прививки происходит в первую неделю, когда человек ещё не успел наработать антитела, и будучи атакованным вирусом извне – заболевает, но и в этом случае протекание болезни идет легче. В) И ещё в более 90% случаев, когда после 21 дня после прививки люди всё же заболевают – они переносят атаку вирусом легче. Г) А ещё смертность привитых настолько низка, что прячется в обострениях хронических болезней, которыми привитый человек и так болел до всего этого. Заболевают и мрут более на 90% только непривитые.
Математика говорит: вакцина работает. Это говорит математика.

Что есть сейчас на сейчас: методы истерики по локдауну и по маскам, перчаткам и санитайзером медленно уступает место вакцине и вакцина выдавливает те методы не заражения, которые работают хуже вакцины. Что будет дальше? – Дальше вакцина к концу лета 2021 года покажет (или не покажет) свою высочайшую эффективность и начнётся медленная и неотвратимая дискриминация непривытых.
На кого смотреть? – На Израиль, Канаду и Великобританию. Эти три страны являются тестовыми для понимания, что будет дальше.

Ковид часть 7.png

Вниманию тех, кто на бронепоезде: я не утверждаю, что это правильно, я делюсь наблюдениями, я говорю: это так.
А правильно ли это или неправильно – это оценочное суждение, это проекция на традиции или привычки отделять добро от зла.

Я говорю: будет дождь. Нужно взять зонт, плащ дождевик и резиновые сапоги.
Дождь – это плохо? – Я не знаю. Дождь – это хорошо? – Я не знаю.
Я говорю: дождь – это неотвратимо. Смысл мокнуть?

1. Это то, что я говорю.
2. Теперь то, что я делаю.
3. Потом, то, как я отношусь.

2. Что я делаю из того, что вижу.

Если моих мозгов не хватает на музыку или на поэзию – это нормально. В этом ничего обидного нет.
Я максимум могу сказать: нравится это мне или не нравится. Это всё, на что меня хватает.

Но дать нормальную критику на музыку или поэзию – я не могу, потому что – критику нужно давать кому-то и о чем-то по запросу.
И только, если человек у меня эту критику попросил, доверяя мне, моему мнению и моему доброжелательному к нему отношению.

Как давать незапрошенную критику – никак не давать.
Как давать запрошенную критику – тер-пе-ли-во и доброжелательно.

Процедура дачи запрошенной критики может быть такой:

0. На нулевом шаге: мне нужно дождаться у человека его расслабленного и слегка рассеянного состояния внимания.
1. Далее уже на первом шаге: даже, если я не знаю, за что похвалить человека, я ищу это. Бесталанных на Земле нет.
2. На втором шаге: даже, если я не знаю, на что обратить внимание автора, что может быть улучшено. Я ищу и нахожу это. И потом я задаю вопросы. Я задаю вопросы, мне интересно, я проверяю свои догадки и предположения.
3. На третьем шаге: даже, если я не знаю, где указать автору на его потенциал для развития его самого и им рассматриваемых тем, то я вступаю с ним в диалог и спрашиваю его об этом прямо. Жду его внимания и негромко спрашиваю.

Итак, процедура запрошенной критики:
-1. На минус первом шаге – не лезу к человеку со своим мнением, если он сам лично словами меня не приглашал к себе просьбой.
0. На нулевом шаге – если меня пригласили – жду его спокойного блуждающего состояния внимания.
1. На первом шаге – хвалю за то, что у него уже де-факто есть.
2. На втором шаге – обращаю внимание вопросами на то, что может быть улучшено.
3. На третьем шаге – делюсь наблюдениями, где у человека находится потенциал для его развития дальше.

Чтобы быть терпеливым и доброжелательным – компетенция не важна, достаточно быть человеком по отношению к другому.
Чтобы дать квалифицированную обратную связь или критику – мне указанных трех шагов хватит на 99% жизненных ситуаций.

Бывает, конечно, что встречаются заоблачные профессионалы, но с ними взгляда и дыхания хватает, чтобы общаться.

И чтобы дать обратную связь – не обязательно быть квалифицированным в теме, достаточно быть и оставаться человеком.
Меня воспринимают не то, о чем я, а то, как я. Вас воспринимают не то, о чем Вы, а то, как Вы.
Мы друг в друге присутствуем неодинаково и значим друг для друга – неодинаково.
И в этой несправедливости – нет трагедии, ибо жизнь – это несправедливость.
Для Вас лично Ваша полная справедливость только у смерти и в небытии.

А пока Вы живы – Вам не всё равно. Пока Вы живы – Вы не избежите ни боли, ни удовольствия.
Люди считают много боли – несправедливостью, а много удовольствия – наслаждением.
Активное деятельное неравнодушие и порождает всю несправедливость.

Каждый человек и является своим собственным носителем своей несправедливости, ибо ему не всё равно.
Не всё равно – это и есть источник несправедливости. Мотив не важен. И тем более не важна интенция.
Никакой чистый и высокий замысел не искупает средств по инсталляции внедряемой справедливости.

Комплекс саморазрушения человека – это несправедливость наслаждения.
И ровно также, наслаждение несправедливостью – это уже витальность.

Да-да, витальность – неравнодушие – это и есть наслаждение несправедливостью.

Итак,
1. Уже было то, что я говорю.
2. Уже было то, что я делаю.
3. А теперь, как я отношусь. …

3. Как я отношусь к тому из того, что я вижу.
...

Я могу подать свой голос в области поэзии и в области музыки – но это ничего не даст.
Это будет моим мнением или суждением, положенным на ту или иную чашу весов.

Я ничего не понимаю в оперной музыке, и если мне критики скажут идти на Монтсеррат Кабалье или на Андреа Бочелли – я пойду.
Я многие фильмы смотрю только после прочтения критики. Так же и со спектаклями. У меня есть несколько актеров, на которых я иду с закрытыми глазами – я их фанат. Мне всё равно, что они играют, мне их вкуса в выборе фильмов и пьес – достаточно. Их вкуса.
Жизнь вообще – это производная от доверия. Нет доверия = нет жизни. Без доверия жизнь – это вечный бой непонятно за что.

Я не понимаю вина за 100 евро и за 1 тысячу евро, и за 10 тысяч евро. Я даже не могу отличить вино за десять евро, от вина за 50 евро. Такие у меня рецепторы. Я не отличаю звука скрипки Страдивари от звучания современной скрипки. Я не критик и не специалист.
Но если Северинов, Панчин, Гельфанд, журнал Ланцет – говорят – надо идти прививаться – то я иду.

Я то большинство, которое любит Максима Суханова, Ксению Рапопорт, Константина Хабенского, Чулпан Хаматову, Райкина Константина, Алену Бабенко, Сергея Шакурова, Дарью Мороз, Маковецкого Сергея, Марию Аронову, Андрея Панина, Олега Меньшикова.
Это мой вкус, который характеризует меня по работам тех, с кем мне дышать одним воздухом хочется и можется.

Скажут, что вот такой-то фильм классного режиссера – это круто! – Я пойду.
А таскаться и смотреть все до единого фестивальные фильмы – Не, это не я.

Я давно верю спецам. Очень давно. У меня нет ни времени, ни сил оценивать их уровень профессионализма.
1. Да, я посмотрю на его отношение к самому себе. На себе экономит? Дервиш или Пир? Он с собой в ладу? Даже в сомнениях.
2. Да, я посмотрю на его отношение к его инструментам. Ухожены ли? Облюбованы ли? Престижны ли?
3. Да, я посмотрю на его отношение вообще к людям. На сделку с совестью идет? Любит себя в искусстве или искусство в себе?
4. Да, я посмотрю на то, что стало после него с другими пациентами или клиентами. После него люди жить собой хотят?
5. Да, я расспрошу его о том, как и что он собирается делать. Он стилем речи расскажет больше, чем своими поступками.

Но, имея дело со специалистом, которому я верю:

А) я не буду это делать за него;
Б) я не буду ему мешать делать его работу;
В) я буду ему помогать, если он попросит моей помощи.

Первые пять пунктов – можете считать моделью выбора того, кому верить.
Вторые три пункта – можете считать моделью способа взаимодействовать.

Между первыми пятью пунктами и вторыми тремя пунктами – лежит область процесса достижения договоренностей.
Про это я Вам не расскажу, не Ваше дело. … Когда освоите первые пять пунктов – придете, тогда и будет разговор.

А помните этот бородатый анекдот:
«- Мне нужны гарантии!
- Х@янтии.
- Ну, хорошо. Я вижу, что Вам можно доверять»

Я не могу стать вирусологом и не хочу.
Я иду к Гельфанду, к Северинову, к Панчину и задаюсь вопросом: братва, а вы сами привитые?
Они отвечают: Да. Тогда я иду на то кино, которое они уже посмотрели и на свой профессиональный вкус сказали: да, идти.

Мое решение вакцинироваться было продиктовано самолетом – на 50% и не желанием болеть Ковидом – на 50%.
То есть, в общем зачете, я бы пошел вакцинироваться в любом случае, только вопрос, когда бы я пошел это делать.

Когда я понял, что от самолета меня отделяет два месяца: 40 дней на две дозы, плюс 20 дней до сертификата – итого 60 дней.
Вот когда я это понял, я пошел делать прививку. Сам пошел. Никто не гнал. По идее ещё полгода мог и не идти.
У меня есть основания к срочному вылету в любой произвольный момент времени. Хоть завтра.
Плюс, я не знаю, когда конкретно народ переведут на зеленые санитарные паспорта.

Итак,
1. Уже было то, что я говорю.
2. Уже было то, что я делаю.
3. Уже было, как я отношусь.

4. Пришло время тому, чтобы посмотреть, как я вижу и что я вижу.

Я дите и слушаюсь старших. Для меня это ключевой момент происходящего.
Мои старшие товарищи, которых я слушаюсь в вопросе вакцинации: Северинов, Гельфанд, Панчин.

Мы все дети и взрослые – причем в одном флаконе.

Разница между взрослым и ребёнком – только в одном:
1. Ребёнок считает, что он всё знает сам (особенно подросток), никто ему не указ, у него по поводу всего есть свое мнение.
2. Взрослый точно знает, где он дитя малое, а где он взрослый. И там, где взрослый дитё, он себе ищет других взрослых.

Когда верите себе – Вы готовы к тому, чтобы доверять или не доверять другому.
Никакая вера в себя Вам не нужна вообще. Вам хватит веры себе.

Слушать, слышать и слушаться себя. С остальными Вы поладите с помощью слов и достигнутых договоренностей.

Инфантил – он сам себе всё вечно знает, он дока во всём. Взрослый – полагается на других и их решение.
Взрослый себе взрослых выбирает сам. Я себе своих взрослых выбрал сам: Северинов, Гельфанд, Панчин, Ланцет.

Ребенок не хочет слушать взрослых, они ему диктуют волю, они его ограничивают, они его заставляют что-то делать.
А ребёнок (подросток в особенности) сам себе знает, что ему делать и взрослые ему не указ.
Ребёнок протестует против чистить зубы, мыть попу, ходить в школу.
Это нормально. Но это нормально для ребёнка.

Зазор на взрослость – это легко показать. Например, стоматология или офтальмология.
Это мои зубы? – Да. Это мои глаза? – Да. Это касается меня? – Да.
Какова ценность моего мнения? – Ноль.

Я безропотно слушаюсь профессионала стоматолога, которого я избрал. Я всё сделал, как он сказал. И делаю по сей день.
Скажет это делать? – Буду делать. Я его (стоматолога) выбирал собой. Я себе верю. И я не безошибочный. Плюс я лентяй.
Я в стоматологии ноль. Дитя несмышленое. Я притулился до мудрого дохтура и слушаюсь его пуще себя самого.
Я выбрал себе взрослого в той области, в которой я профан, и слушаюсь его, не подвергая сомнению.

Да, я выбираю старого и скептического настроенного взрослого (доктора) и самые новые лекарства. (Это мысль М.М.Жванецкого)
Я не подвергаю сомнению решение взрослого, если он мой Учитель, Гуру и Проводник в области стоматологии.
Я всё равно никогда в жизни не достигну такого же уровня понимания, как он. Он навсегда круче.

У меня есть мнение? – Ну, конечно же есть.
Это отменяет мое послушание? – Нет, не отменяет.
Если мне не избежать чистки зубов – я делаю её удобной.

Это единственное, что может сделать человек, претендующий на наличие ума: а) выбрать время; б) выбрать способ.
У меня практически нет одежды и обуви, которая была бы не адаптирована под меня лично, и под мои особенности.

Чистке зубов зубной пастой (сто лет), мытью рук (150 лет), вакцине от оспы (1000 лет) – я этого не хочу, но это надо.
Зубы чищу. Руки мою. На плече оспина. … Можно без этого обойтись? – Можно. … Обошелся? – Нет, не обохожусь.

Мне кажется, что я частично взрослый, то есть, я отделяю то, где я ребёнок и то, где я взрослый.
И там, где моя компетенция низка, а уровень необходимости высокий – я ищу взрослого себе, и иду строго за ним.

Мы все с большинство.
Я с большинством провакцинированных. А кто-то с большинством не провакцинированных.
Большинство провакцинированных со временем будет только разрастаться. Постепенно. Но неумолимо. Иного пути пока нет.

Я с большинством в киноиндустрии – я ребёнок в этом – я не могу критиковать (нет объема насмотренности), я не могу знать, как это сделано (я не делал ни одного фильма в своей жизни), я лишь могу сказать: мне понравилось, или нет – и это уже вкусовщина.
Я с большинством в моде. Я с большинством в производстве автомобилей. Я с большинством в медицине. Я с большинством в создании яхт. Я с большинством в производстве компов. Я с большинством в футболе.
Я с большинством в программировании. Я с большинством в политике. Это всё то, где я ребёнок. Я не знаю, как это сделано. Я не участвую в производстве. Я не делаю этого.
Я стою осторонь всего этого и максимум на что я способен, это высказать своё мнение, суждение, отношение к этому.

Во всём перечисленном я ищу взрослого и слушаюсь его.

История из моей жизни.
Прихожу к доктору в больницу, ищу себе доктора, надо вылечить воспалительный процесс.
Стою возле ординаторской, чтобы вычислить, кто точно «нет». Потом захожу в ординаторскую и впол взгляда присаживаюсь за стол человека, которой спокойно смотрит, ухожен, и что-то пишет в чьей-то медицинской карте. Обращаюсь к нему. Он меня направляет на кучу анализов. За пару дней я сдаю все, и он садится писать мне карту назначений лекарств и физиотерапевтических мероприятий.
Он завершает. Я говорю, обращаясь к нему по имени отчеству: если Вы скажете, чтобы я это принимал в 7 часов 44 минуты каждый день, а это в 18 часов 39 минут через день – я это сделаю, но, если это не сработает, я вернусь и отстрелю Вам яйца, и Вы пожалеете об этом. … Тогда он берёт лист назначений, комкает его, выбрасывает в корзину для бумаг, и говорит: Вы ничего не видели.
Достает новый лист назначений и снова пишет назначения.
Я спрашиваю: это сработает?
Он отвечает: да, сработает.
Я спрашиваю: а чем отличался предыдущий лист?
Он отвечает: я заменил словацкое лекарство на швейцарское, и польский дженерик на немецкий оригинал. План лечения остался прежним. Если вопрос с ценой лекарств не стоит, тогда лучше эти лекарства, потому что у них доказанный клинический эффект.
Лечение дало результат.
Это было 20 лет назад.
Вот уже двадцать лет мы то на «ты», то на «Вы». Он лечит мою маму. Он оперировал мою подругу кинорежиссера. Он помогал женщине, которую я обожаю и люблю. Он ставил мне мозги на место, когда я его достал референтными значениями липопротеидов высокой плотности. Он за руку меня отвел к своей подруге руководителю офтальмологической клиники, туда же пошла и моя мама.
Я из каждой поездки ему привозил что-то, что ему нужно, если мог. Он и мото, он и хайкинг, он и лыжи. Люблю-обожаю его.
Он живой и настоящий. А чувство юмора у него такое, что я иногда думаю, что я полено какое-то на его фоне.
А уж по деликатности, человеколюбию и отношению к людям – он мне тысячу очков форы даст.

Итак, я статистическая единица, у которой есть свое мнение.
Это и есть описание большинства. И в большинстве случаев я с большинством.
Я из толпы, и вся толпа состоит из статистических единиц со своим мнением, которые всё равно остаются с большинством. …

И я не с большинством только в том и там, где я взрослый, или мне кажется, что я взрослый, или я точно знаю, что с большинством в этом конкретном вопросе я быть точно не хочу никак. Там мне большинство не указ и мне часто не в сторону большинства с его плебейским вкусом. Но будучи взрослым в чем-то достаточно узком – я полный плебей во всем остальном, где я с большинством, и где меня ветер носит, как и носит ветер это большинство. И ещё я бываю фрагментарно взрослым, это когда я иду за гением, если верю ему.

Плебей и ребёнок – это одно и то же. Плебисцит – это то, как живет Швейцария. Полным опросом каждого своего гражданина.
Это помогает взрослеть нации? – Очень! … Им предложили безусловный базовый доход – по три (не помню сколько точно им предложили) тысячи швейцарских франков в месяц каждому и не работать. И знаете, что они сделали? – Отказались. О такая нация.
А если это же предложат украинцам (каждому) или россиянам (каждому) – думаете, что они выберут. И кто тогда дети?

Зрелость – это понимание, что наркотики ничегонеделания – это путь в никуда.
Очень скоро социальная значимость (а не деньги, и не политика) будут устанавливать рейтинг в обществе.

Сейчас параметр социальной значимости определяется количественными показателями: аудитория, фолловеры, вовлечение, удержание, монетизация. Идеальный параметр количественного показателя – это создание эко-среды, в которой люди хотят быть собой.

Что такое судьба? – Это устойчивый характер реакций на жизненные обстоятельства.
Ребёнок – это одни реакции. Подросток или молодежь – это другие реакции. Зрелый – это третьи реакции.

То есть, у меня три модальности жизни:

1. Первая модальность жизни:
1. Там, где я ребёнок, где я с большинством, я ищу себе взрослого и иду за ним. Здесь вопрос насколько я смог быть Джняни.

2. Вторая модальность жизни:
2. Там, где я в основном ребёнок, но фрагментарно взрослый. Я ищу гения и иду за ним. Здесь я там, где раннее большинство.

3. Третья модальность жизни:
3. Там, где мне кажется, я взрослый. Здесь я либо продаю что-то большинству, либо просто оно меня не интересует в этом вопросе.

Я Панчину, Северинову, Гельфанду, и массе деликатных умных ученых и просветителей верю больше, чем диванным антиваксерам.
В силу простого смысла: «Ну-ну-ну-ну, он, он… Я тебя выбираю. Я с тобой уже… давно знаком, а этого кота… в первый раз вижу!»
Это Простоквашино.

Так вот антипрививочники с магическим мышлением – в принципе не интересны своим мнением.
Антиваксеры, которые стали вирусологами за эти 1,5 года пандемии – тоже туда же.
А вот ученые, которые уже по 20-30 лет в теме – их я слушаю всегда.

У меня был эпизод. Мне делали операцию ортопедическую 30 лет назад после автокатастрофы. Чинили меня.

Заходит мой хирург, садится рядом со мной, держит лист бумаги на твердой подложке, и начинает мне рисовать мои кости.
Я спрашиваю: - А зачем ты мне всё это рисуешь. (мы как-то сразу были на «ты», что редко бывает, но мы были одного возраста)
Он отвечает: - Ну, у нас положено, чтобы хирург пациенту всё рассказал, что он будет делать ещё до операции.
Я спрашиваю: - А я буду под общим наркозом?
Он говорит: - Да. Тогда я говорю: - Тогда нафига ты мне это всё рассказываешь? Я что специалист, чтобы поправить то, что ты будешь делать?

Внимание: я с точки зрения музыки и поэзии – нахожусь в области неосознанного большинства: нравится – не нравится.
Внимание: в области вакцинации с точки зрения большинства – я нахожусь: да, я понимаю, что это сделать надо – то есть, я чуть-чуть осознанный до уровня необходимости. И меня сначала не нужно поражать в правах, чтобы потом ко мне пришла сознательность.
Я добровольно сознательный, потому что верю тем, кто наукой торит дорогу популяции в развитие.

На Земле всего, допустим, 10 миллионов человек, за которыми идут оставшиеся семь с половиной миллиардов. Посчитайте процент.

Я часто посещаю театры, реже кинотеатры и совсем редко органные залы, и филармонии.
Но если завтра, меня перестанут пускать в самолет из-за того, что надо ходить в филармонию.
Ладно, ок, мое неосознанное состояние сменится на частично сознательное и я начну её посещать.

Из 1. Первой модальности жизни – процессом неизбежной необходимости я перемещусь во 2. Вторую модальность жизни.
Если бы не надо было ходить в филармонию, так я бы и не ходил, но когда пошла такая пьянка и без посещения филармонии теперь уже никуда не пускают – ладно, я буду выбирать: когда я пойду, сколько я буду слушать в месяц и на что конкретно я пойду.
Я буду счастлив от посещения филармонии? – Не знаю. Раньше я не ходил. Но черт его знает, может и раскочегарюсь.

Между неосознанностью и сознательностью есть зазор – на понимание: зачем это делать.
Меня обременяют чисткой зубов, мытьем рук, уплатой налогов и деланием прививки.

Чтобы чуток повзрослеть – надо слушать взрослых, и не только послушать, а и послушаться.
Для меня взрослые в области вакцинации – это Ланцет (журнал, если что), Гельфанд, Северинов, Панчин.
Это очень скептически настроенные люди, и их здравому смыслу, скептицизму и их развесовке вероятностей – я верю.

Внимание: я не могу это проверить. У меня нет такого же уровня компетенции. Мне остается только играть в игру: верю – не верю.
Им я верю. 1. Я вообще верю взрослым. 2. И ещё я верю гениям. 3. И ещё я верю себе. – это и есть три модальности жизни.

Там, где я ребёнок – 1. Первая модальность жизни – я верю взрослым.
Там, где я подросток или молодежь – 2. Вторая модальность жизни – я ищу гениев и иду за ними.
Там, где я взрослый (мне так иногда кажется) – 3. Третья модальность жизни – я верю себе, мне больше некому верить.

У меня нет потребности рационализировать свои страхи перед иллюминатами, рептилоидами и пещерной хтонью и архаикой.
Я не объясняю себе (мне кажущимися) рациональными доводами мои страхи перед неопределённостью и непознанным.

1. Если я что-то не знаю, я ищу взрослого, и слушаюсь его.
2. Если что-то частично знаю, я ищу гения и иду за ним, и верю ему.
3. Если у меня что-то лучше всех в мире получается – я иду сам и верю себе.
Это три модальности жизни.

У меня нет времени садиться и бесконечно глубоко, тратя на это два-три десятка лет, чтобы разобраться с этим.
Меня максимум хватает на хотя бы определиться с тремя модальностями и принять решение: кто я здесь?

Я не хочу становиться специалистом, ну, его нафиг. Мне есть на что лить своё внимание, время и силы.
Чтобы я ещё это всё лил на то, чтобы становиться специалистом многостаночником во всём, что есть в моей жизни.

Если я могу избежать какой-то хрени – я её избегаю.
Если не могу избежать – ищу взрослого и слушаюсь его.

Я не могу лезть во всё, пытаясь в этом всём быть специалистом.

Там, где я лох – у меня есть мнение, у меня есть суждение, у меня есть отношение и там я с большинством, и я плебей.
Я выбираю себе взрослого и слушаюсь его, я все равно не могу знать стоматологию лучше, чем тот, кому я себя доверил.

В области прививок я себя доверил: Панчину, Северинову, Гельфанду и Ланцету (журналу). Всё.
Если они ошибаются, то мне не стыдно, я ошибаюсь вместе с Пушкиным, Толстым и Ахматовой.
Но ещё есть Бродский, есть Мандельштам, есть Цветаева, Лермонтов, Блок, Набоков, Бунин.

Иногда даже надо слушать, что говорит гений и какими доводами аргументирует свою позицию.
Посмотрите, что гений делает: Северинов – привитый, Гельфанд – привитый, Панчин – привитый.

Какая мне разница, привит ли очередной антиваксер, как он рационализирует свои собственные страхи.
Для меня антиваксер – не репрезентативен. И даже если антиваксер гений философии – то тоже туда же.

И даже если, антиваксеров будет 90%, я все равно пойду за гением, кто в этом вопросе варится 20-30 лет в науке.

Я иду за гениями, мне с ними легче.
Гений – это необязательно хороший человек. Гений – это необязательно безошибочный человек.
Гений – это необязательно не заблуждающийся человек. Гений может заблуждаться.
Заблуждения человека не делают этого человека плохим человеком.

Заблуждения антиваксера – не делают его плохим человеком. Это делает ему хуже, но не делает его хуже.
Допустим гений программирования ортодоксальный антиваксер. Ну, и что? Он что от этого стал хуже программистом.

Да, у гения программирования ортодоксального антиваксера – выше вероятность сдохнуть. Но это его выбор.
Кто-то бухает насмерть, кто-то ширяется, кто-то валит по дорогам общего пользования на скорости 300 км/ч, а кто-то не прививается. Какая разница, как человек сводит счеты с собой. Для меня гений программирования – это гений, но не в вакцинировании.

Если человек заблудился в сонме мнений, где крикунов миллионы и большинство из них с магическим сознанием.
То, если человек заблудился – разве это делает его плохим человеком. Разве совершенная ошибка делает человека плохим?

Ну, ошибается гений программирования в том, стоит ли идти вакцинироваться – ну, и что?
Разве от своей ошибки в отношении себя от своего же решения он становится плохим человеком?

Заблудившийся человек – не является плохим человеком. Ошибка не делает человека плохим.
Фальшивое убеждение – ещё не делает человека недостойным уважения человеком.

Ну, не сориентировался. Ну, переоценил свои возможности по нахождению верного пути и заблудился …
Так разве это делает этого человека плохим человеком. Ну, допустил ошибку, ну, и что?
Но допущенная ошибка не говорит о всей тотально ошибочности человека.

Тотально ошибающихся людей – не существует.
Тотально ошибающиеся люди – уже достигли своей личной правоты, узнали торжество своего личного торжества справедливости.
Тотально ошибающиеся люди и люди, завершившие свой земной путь – это люди, уже достигшие своей правоты и справедливости.

Вы живы – пока в Ваших успехах кроется толика ошибок.
Этот зазор на ошибочность – делает Вас живым и неравнодушным.

И посмотрите, в предыдущем выпуске мы уже увидели, что антипрививочники – это совершенно нормальные.
Обычные, нормальные люди, ровно такие же, как и привитые. Только с чуток большей ленцой в этом вопросе.

Не надо их заставлять хоть что-то делать, в этом нет необходимости.
1. Потому, что если тестовые страны с электоральной демократией и высоким доверием от населения к своей власти – Израиль, Великобритания, Канада – скорее всего, провакцинируются до конца лета 2021 года на глубину более 90%, то этого хватит, чтобы увидеть главное – работает ли вакцина. И работает ли вакцина на дюжину новых штаммов, родившихся в недовакцинированных странах.

2. Если нам повезет и даст нам бог, и наука – мы будем понимать, что остановить пандемию можно вот этой вот уже изготовленной вакциной – это откроет ворота всем, кому надо будет довакцинироваться, из ещё не провакцинированных, и тогда ситуация с количеством провакцинированных будет стремиться к пику своего объема, что создаст вакционационный барьер для вирусов этого рода.

3. Маски можно снять только тогда, когда количество заражений пойдет на спад. Да, маски не дают критического выигрыша, маски лишь сдерживают распространение вируса, отдаляют укладку на койку в больнице, а победу над вирусом торжествует только вакцина. И поэтому, маски снимут только в случае почти полной вакцинации. Это давным-давно решенный вопрос в истории человечества.

Локдаун с дистанцированием и масками, и ещё вакцинация – эти два метода работают.
Пока нет вакцины – локдаун с дистанцированием и масками.
Когда есть вакцина – вакцинация.

Если вакцинация сработает – маски будут не нужны.

Останутся ли непровакцинированные? – Да, останутся. Но кому они нужны?

Когда провакцинированные страны покажут свои цифры в начале осени 2021г. – непровакцинированным людям – станет печь кое-где. И правительствам не полностью провакцинированных стран это развяжет руки по отношению к тем, кто ещё не удосужился пока.
Невакцинированные считают себя умнее вакцинированных? – Да. Невакцинированные верят в свою удачу? – Ну, конечно, да.

Временные текущие цифры:
1. Великобритания – на 25 тыс. заболевших – в среднем 17-20 смертей. Россия – на 25 тыс. заболевших – 600-700 смертей.
2. Нью-Йорк – за июнь 2021 года из состава умерших от ковида – более 90% умерших – это были непривитые люди. (эти цифры взяты со слов других людей и требуют уточнения, но тенденция начинает уже вырисовываться) …

4. Как только власти в странах увидят, что вакцина работает и вирус можно унять вакцинацией – ряды антипрививочников начнут таять, как снег весной под весенним Солнцем. Не надо сейчас выступатьв крестовый поход на священную войну с антипрививочниками, в этом нет ровно никакой необходимости. У власти пока есть только предположение (небезосновательное надо сказать), что вакцина работает, но твердой уверенности пока нет. Нет смысла долбать лед антипрививочников, ибо сменится общественное настроение – они сами оттают. Были ли антипрививочники у оспы? – Конечно. А у БЦЖ? – Конечно. А у полиомелита? – Конечно. А у дифтерии? – Конечно. А у кори? – Конечно. А у краснухи? – Конечно. Что сплачивает антипрививочников? – Что раньше, они могли не делать, и каждый мог не делать сезонных прививок от гриппа, но на фоне ковида грипп сдулся и куда-то делся, видать у вирусов там внутри себя своя конкуренция и свой табель о рангах. Не существует никаких антипрививочников – есть только общественные настроения. Общественные настроения сменятся – и переобуются все антипрививочники налету, и будут с такой же рьяностью топить за вакцину, как они топили до этого против неё. Это классический Чаушеску, только с точностью до наоборот, полностью вывернутый наизнанку. Нет смысла, пока не пришла весна понимания, что вакцина работает и в провакцинированных странах происходят повально отмены карантинов – так вот нет смысла пока рубиться за пропаганду вакцинации. Придет время, и они все построившись в очереди пойдут вакцинироваться, справедливо полагая, что «вот раньше было рано, а сейчас, когда всё прояснилось и стало понятно, что правильно, конечно надо идти и вакцинироваться». Плюс государство поддавит с тыла и поманит морковкой спереди, и пойдут они вакцинироваться стройными рядами под бравурные песни.

Мы большинство – нам переобуваться за одну ночь можно, мы же большинство! …

Антипрививочники – это игра в рулетку: повезёт / не повезёт.
Прививочники – это: а) или дисциплина; б) или статистика; в) или вероятности.

Мыть руки – это окультуривающее насилие. Платить налоги – это окультуривающее насилие.
Культура насаждается посильным насилием. Государство – это инструмент насилия.
Если Вам прививка кажется дичью – это просто непривычное пока насилие.

Когда Вы привыкните и адаптируетесь к этому типу насилия – оторопи с Вашей стороны уже не будет.

Все люди на Земле – это потоки.
Каждый в отдельности – это бог.
/Любаров В.М/

Пы.Сы. Номер раз.
Сходите в Филармонию на Каравайчука.
Протрезвеете быстро. Минуте на пятой.

И скажите спасибо, что Вас пока не заставляют ходить в Филармонию на: Рихарда Вагнера, Эдварда Грига, Ярво Пярта, Игоря Стравинского, Густава Малера, Хенрика Гурецкого, Жана Ариста Алена, Модеста Мусоргского, на Ференца Листа – весь субботний вечер.

А представьте, Вы пришли в Филармонию, и пьеса, сам черт ногу сломит, так ещё и оркестр фальшивит на каждой второй ноте.
Тут поди разберись в произведении. Что хотел сказать автор? Что ж ему так фигово-то? … А ещё и фальшь оркестра заметить???

Прививку делать не хотите? – Послушайте Малера с часок. Вы не то, что прививку, Вы десять прививок сделать захотите.

Пы.Сы. Номер два.
На острове Тенерифе живет примерно 1 млн. человек.

«Вышла свежая статистика по Канарам (16 июля 2021г.):
- за последние 2 недели 5.500 заражений.
- из 5.500 заболевших 10% прошли полный курс вакцинации.
- из этих 10% только 21 человеку понадобилась госпитализация
- никто из вакцинированных людей не попал в реанимацию.
На сегодняшний день на островах полностью вакцинированы 50% населения».

Внимание: переводим на русский язык.
А. 90% заболевших – невакцинированные.
Б. Из 550 вакцинированных (10% от всех) заболевших – госпитализация потребовалась 21 человеку.
В. На ИВЛ и в реанимацию из тех, кто был провакцинирован и всё же заболел – не попал никто, ибо им по состоянию не надо было.

Вывод: промежуточные данные показывают, что вакцина работает лично, и вакцинирование, как метод для популяции – работает.

Пы.Сы. Номер три.
Происходит то, что и было примерно понятно и описано ранее.

«Испания: суд признал локдаун неконституционным. Теперь Конституционный суд, рассмотрев иск испанской правопопулистской партии Вокс, большинством в шесть голосов против пяти решил, что эти ограничения свобод граждан были, строго говоря, незаконны.
Дело в том, что испанские законы предусматривают три степени чрезвычайного положения, и правительство объявило первую степень - а по мнению суда, для таких серьезных ограничений основных прав и свобод нужна была вторая.
Теперь, исходя из решения суда, те испанцы, что были оштрафованы за нарушение правил локдауна, могут потребовать от государства вернуть деньги. В то же время потребовать возмещения убытков, понесенных из-за локдауна, решение Конституционного суда Испании не позволяет».

Перевод на русский язык.
1. Если Вам давали от правительства деньги, а Вы не брали – это Ваши проблемы.
2. Если деньги были запланированы для дачи, но Вы не подали заявку на помощь – это Ваши проблемы.
3. Если Вас оштрафовали, то теперь Вы можете инициировать иск о возврате Вам Вами уплаченных штрафов – это Ваши проблемы.

С точки зрения государства – проблемы всегда лежат на стороне обращающегося.


Хотите выйти на новый уровень взаимодействия с деньгами и понять, как добиваться лучших результатов в бизнесе? Подпишитесь на рассылку проекта "Владимир Любаров. Психология успеха" и Вы будете первыми в курсе новостей.

Рекомендуемые статьи